Зарегистрируйтесь и получите бесплатный доступ к функционалу на 4 квартал 2020 года

Предположение недели: перевозчиков будут контролировать не с помощью реестра, а с помощью рейтинга?

31 августа 2020 г.10:08

Перевозчиков будут контролировать с помощью рейтинга

На прошедшей неделе стало известно, что в Министерстве транспорта планируют создать рейтинг коммерческих автомобильных перевозчиков. Составлять его, естественно, будут не по лайкам клиентов, а по факту проверок и на основе тех данных, которые перевозчикам придется направлять в ведомство. В общем, возможно, вот он — тот самый инструмент контроля, который упорно ищут с момента отмены лицензирования.

Последние несколько лет в качестве такого инструмента активно муссировали специальный реестр. Но, видимо, сейчас сообразили, что у части перевозчиков он может вызвать протестные настроения.

По крайней мере, в Объединении перевозчиков России (ОПР), которое как раз таки возникло на фоне акций против «Платона», в свое время не исключали борьбы против такого нововведения.

Потому что, для того чтобы войти в реестр и удержаться в нем, надо было бы соответствовать нескольким условиям.

Например, финансовой состоятельности: наличие в собственности активов на сумму не менее 500 тыс. рублей при использовании одного транспортного средства и не менее 200 тыс. рублей на каждое следующее.

Плюс, соответствовать также профессиональной компетентности: присутствие в штате ответственного специалиста, прошедшего через систему подготовки и экзаменов.

При этом обучение планировали сделать платным, обязательные раз в пять лет курсы повышения квалификации — тоже, а лишиться диплома можно было бы за более чем однократное привлечение к административной ответственности в течение года.

Восстановить свидетельство можно было бы только через полгода, в то время как без ответственного специалиста перевозчик из реестра тоже бы вылетел.

И тут следует понимать, что в случае с ИП таким ответственным специалистом, скорее всего, сам бы он и был.

Но главное: те, кто не числились бы в реестре, могли бы продолжать заниматься грузоперевозками разве что под большими штрафами. Причем штрафами планировали наказывать и тех, кто пользовался бы их услугами.

Зато вот слово «рейтинг» звучит вполне себе мягко и, кажется, никаких жестких ограничений не предполагает.

Ну, будешь ты находиться во второй, рисковой для клиентов, половине списка, никто ведь тебе официально работать не запрещает, так ведь?

Хотя что именно возьмут для основы рейтинга и какими данными перевозчикам придется делиться с Министерством транспорта, пока непонятно.

В ведомстве что-то обтекаемо заявили про профессионализм водителей (базу по административным штрафам привяжут, что ли?) и надежность автопарка (что это — год выпуска? в стране, где средний возраст грузовиков превышает 19 лет и старые машины, как правило, числятся за мелкими перевозчиками?).

Про проверки в министерстве тоже так уклончиво ответили, что механизмом ужесточения они не станут, но их проведение при этом подтвердили.

Впрочем, справедливости ради, в идеале рейтинг действительно мог бы стать стимулом для развития рынка и повышения качества услуг. Вот только что-то подсказывает, что у нас в идеале это не совсем то, что на практике

Но перейдем к другим новостям прошедшей недели.

Локальное событие, которое отметили на федеральном уровне

В четверг, 27-го августа, в Крыму открыли трассу «Таврида» — все 250 км в четырехполосном исполнении от Керчи до Севастополя. Первым по участку после Симферополя (а до Симферополя дорога уже действовала) проехал сам Владимир Путин.

Интересно: когда в Якутии откроют мост через Лену, Владимир Владимирович тоже лично пожалует?

В строительство дороги вложили более 140 млрд. рублей, все они были выделены из федерального бюджета. Полностью из федерального бюджета, напомним, в свое время финансировалось и возведение Крымского моста — порядка 230 млрд. рублей.

Просто, например, на мост в Якутии, которая дала федеральному бюджету алмазы, золото и пр., но на которой не надо другим странам показывать, как кто-то прежде плохо заботился о регионе, 83 млрд. рублей в федеральном бюджете найти не могут.

250 км «Тавриды» в четыре полосы проложили за три года.

И вот тут, кстати, вопрос: если на «Тавриду», на которую ни средств, ни технологий, ни специалистов не жалели, понадобилось три года, то как за такой же, в принципе, срок рассчитывают построить как минимум 720 км трассы «Москва-Казань»?

При этом даже «Тавриду» строили-строили, но кое-что все равно забыли. Что именно? Самую малость — заправочные станции. Они на трассе появятся только в следующем году.

А пока автомобилистам, чтобы заправиться, придется, как правило, съезжать с дороги в ближайшие населенные пункты.

Как обычно: закон приняли, но сделать так, чтобы он заработал, «забыли»

С 24-го августа вступили в силу изменения в ОСАГО, которые дают право страховщикам при определении тарифа учитывать допущенные водителем нарушения ПДД. Однако воспользоваться этим правом они пока не могут.

Почему? Потому что для этого они должны иметь доступ к базе данных ГИБДД, в то время как механизм такого доступа не разработан и соответствующие правки в нормативные акты не внесены.

Напомним: при определении стоимости ОСАГО страховщики смогут учитывать такие нарушения ПДД, как превышение скорости более чем на 60 км/ч, выезд на встречную полосу и проезд на запрещающий сигнал светофора/регулировщика.

Причем только те из нарушений, которые зафиксированы непосредственно инспектором ДПС.

С 24-го августа, кроме того, должно было заработать и новое указание Центробанка, однако оно только 24-го августа было зарегистрировано Министерством юстиции и вступит в силу 5-го сентября.

Это указание, в частности, в очередной раз расширяет тарифный коридор ОСАГО. Предполагается, что такое расширение действительно позволит страховщикам сделать разницу между частым нарушителем и законопослушным водителем так, чтобы цена полиса для них серьезно отличалась.

Спрашивается: неужели так тяжело, раз уж вы что-то новое придумали, одномоментно все документы подготовить?

Тот самый случай, когда в идеале должно было быть одно, а на практике получится совершенно другое

Речь о привлечении к ответственности иностранных водителей, что сейчас в нашей стране происходит довольно редко.

В прошлом году несколько ведомств предложили комплекс мер для того, чтобы иностранный водитель, нарушивший ПДД в нашей стране, никак не мог из нее выехать, не уплатив штрафы в отечественную казну.

И масштаб мер действительно был серьезный.

Так, должны были организовать обмен данными между ФТС, МВД и Министерством транспорта, чтобы таможня на границе могла сразу увидеть должника и не выпускать его до тех пор, пока он по этим долгам не расплатится.

Для оплаты пункты пропуска планировали оборудовать терминалами. А чтобы фиксировать тех, кто въехал в страну, пункты пропуска собирались также оснастить камерами.

Установку камер предусмотрели и на подъездных дорогах к открытым границам со странами ЕАЭС.

Чтобы знать, кто, в принципе, въехал на территорию ЕАЭС и, значит, может оказаться на территории России, собирались организовать обмен данными с таможнями ЕАЭС о временно ввезенных автомобилях.

Для обеспечения контроля предусмотрели и увеличение штата ГИБДД и Ространснадзора.

Однако в этом году, как недавно узнал «Коммерсантъ», комплекс мер пересмотрели.

Как вы думаете, что из перечисленного оставили? Установку камер на подъездах к границам ЕАЭС. Остальное, как оказывается, или в бюджет не вкладывается, или технически сложно выполнить.

При этом для обмена данными об иностранных водителях хотят использовать систему «Зеленая карта», которая, как говорят страховщики, для такого не подходит, поскольку, как минимум, не содержит всех необходимых сведений для оформления штрафов.

И не то чтобы мы уж очень желали наказания для иностранных водителей (хотя грузоперевозчики обращают внимание, что нынешняя ситуация позволяет иностранцам уклоняться от уплаты «Платона» и «весовых» штрафов), просто, спрашивается, зачем тогда вообще заниматься имитацией какой-то деятельности?..

Развивать дорожный сервис на региональных дорогах, кажется, все равно не собираются

В «Российской газете» узнали, что Министерство транспорта собирается пересмотреть требования к размещению объектов дорожного сервиса.

Правда, как оказывается, если какие-то изменения и будут, то только на платных дорогах и федеральных трассах, да и то не на всех, а только на тех, что относятся к I категории.

Как вы понимаете, какой-нибудь «Лене» или «Колыме» это не грозит.

У нас, в принципе, из федеральных трасс хорошо, если 20% являются дорогами I категории.

И вот на них, действительно, расстояние между заправками, мотелями и пр. должно сократиться, а на остальных все останется как есть.

Хотя федеральных трасс у нас около 56 тыс. км, в то время как общая протяженность дорог — чуть более 1,5 млн. км.

При этом из документа почему-то исчезнут требования к строительству площадок для отдыха водителей. То есть: их размещение на дорогах регулировать не собираются? Есть ли на них такие площадки и в достаточном ли они там количестве, получается, совсем неважно?

Нефтяники устали кормить бюджет

«Роснефть» просит Правительство изменить формулу демпфирующего механизма.

Вообще, это, конечно, интересно получается, потому что сам механизм, по сути, изначально замысливался для компенсации потерь нефтяникам.

Нет, официально, разумеется, цель звучит как стабилизация внутреннего рынка, но, когда эту цель ставили, проблема нестабильности как раз таки и заключалась в том, что нефтяники предпочитали в большем числе отправлять свои продукты на экспорт.

Чтобы сдержать их устремления за рубеж, и решили компенсировать компаниям часть тех доходов, которые они могли бы получить, но не получили, продавая топливо на внутренний рынок.

И если снижение цен на нефть тогда еще могли спрогнозировать, то резкое снижение спроса на топливо из-за коронавируса — вряд ли.

В итоге, в этом году получилось так, что это уже нефтяники за шесть месяцев заплатили по демпферу 230 млрд. рублей.

Для сравнения: за весь прошлый год они суммарно получили из бюджета порядка 300 млрд. рублей.

Правда, вряд ли изменение формулы демпфирующего механизма что-то им действительно даст.

Когда эту формулу меняли в прошлый раз (в июле 2019-го года), для компенсации потерь бюджета увеличили ставку налога на добычу полезных ископаемых.

То есть, по сути, выплатили нефтяникам увеличенный демпфер за счет нефтяников.

Потому что: а как иначе? из чего бюджет-то формировать?