Зарегистрируйтесь и получите бесплатный доступ к функционалу на весь 2019 год

Соглашение о «заморозке» цен на топливо на бумаге продлевать не будут

25 июня 2019 г.12:55

Соглашение о «заморозке» цен на топливо на бумаге продлевать не будут

Соглашение о «заморозке» цен на топливо прекратит свое действие с 1-го июля 2019-го года. В Правительстве решили его не продлевать, сообщает издание «Ведомости» со ссылкой на четырех сотрудников нефтяных компаний и двух федеральных чиновников. Вместе с тем на словах представители нефтяной отрасли и Кабинета министров договорились повышать цены на бензин и дизельное топливо не более, чем на уровень инфляции.

Напомним: действующее пока еще соглашение между нефтяными компаниями и Министерством энергетики и Федеральной антимонопольной службой (ФАС) как раз таки и предусматривает возможность увеличения мелкооптовых цен на топливо исключительно на уровень инфляции и удержание розничных цен в коридоре 1,7%.

Оно начало действовать с 1-го ноября 2018-го года (до этого, с 30-го мая 2018-го года, «работала» устная договоренность о «заморозке» розничных цен под угрозой введения для компаний заградительных экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты) и должно было потерять свою силу с 1-го апреля 2019-го года.

Однако в конце марта в Правительстве решили продлить соглашение еще на 3 месяца, до 1-го июля 2019-го года.

Считалось, что за это время будут, во-первых, внесены изменения в параметры демпфирующего механизма, а во-вторых, разработан новый инструмент — лицензирование экспорта.

Демпфирующий механизм

Демпфирующий механизм, отметим, действует в рамках проводимого «налогового маневра».

Поскольку не в последнюю очередь именно «налоговый маневр», предусматривающий рост налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и постепенное снижение (до нуля в 2024-м году) экспортных пошлин, спровоцировал топливный кризис (нефтяники нарастили экспорт в ущерб внутреннему рынку), в Правительстве согласились выплачивать нефтяным компаниям компенсации за то, что они увеличат внутренние поставки и будут тем самым, вопреки своим финансовым интересам, держать оптовые цены.

Так, начиная с января 2019-го года компаниям компенсируют 60% (в следующем году должно быть 50%) разницы между экспортной и внутренней условной ценой.

Однако позже оказалось, что демпфирующий механизм в таком виде не работает: при низких ценах на нефть на мировом рынке нефтяники никаких выплат из бюджета не получают. В начале марта глава «Лукойла» Вагит Алекперов оценил общие потери компаний в 50 млрд. рублей.

Если бы при таких условиях с 1-го марта преграда в виде соглашения с Правительством была бы устранена, существовал бы риск того, что крупные игроки нефтяной отрасли попытаются самостоятельно компенсировать свои убытки, в том числе наращивая экспорт и повышая внутреннюю цену.

Поэтому Правительство, продлевая на 3 месяца действие договоренностей, согласилось пересмотреть параметры демпфирующего механизма. В частности, снизить внутреннюю условную цену на бензин на 5 тыс. рублей с тонны (с 56 тыс. до 51 тыс. рублей), на дизельное топливо — на 4 тыс. рублей с тонны (с 50 тыс. до 46 тыс. рублей).

Но параметры не изменены?

Измененные параметры до 1-го июля должны были быть внесены в действующее законодательство, однако пока Государственная Дума их одобрила: это должно произойти только в конце августа. То есть: новый порядок компенсаций действует пока лишь на словах.

Кроме того, Министерство финансов и Министерство энергетики до сих пор не могут договориться между собой, из каких источников нефтяным компаниям выплачивать увеличенные компенсации. Министерство финансов ратует за повышение налоговой нагрузки в нефтяной отрасли, Министерство энергетики «просит» не трогать добычу и «распечатать» Фонд национального благосостояния.

При этом на 2019-й год, как сообщалось ранее, победила позиция финансового ведомства: вводятся акцизы не неподакцизные до того средние дистилляты, мазут и вакуумный газойль и увеличивается ставка по НДПИ (при дорогой нефти она может достигать даже +204 рубля с каждой добытой тонны, в то время как при цене от 55 до 80 долларов за баррель к ставке дополнительно прибавляется 75 рублей с тонны).

Иными словами: в соответствии с таким механизмом нефтяные компании будут сами вносить в бюджет средства себе же на компенсации.

О том, где будут брать деньги на компенсационные выплаты в последующих годах, ведомства, повторимся, еще не договорились.

Судьба лицензирования экспорта

Точно так же не известна и судьба проанонсированного лицензирования экспорта: с начала апреля в СМИ информация о том, будет ли действительно введен этот механизм и как он будет реализован, не появлялась.

Хотя сам по себе он как раз таки должен был бы исключить необходимость демпфера. Поскольку за счет жесткой разрешительной системы (компании смогли бы осуществлять внешние поставки только после того, как обеспечили бы достаточное поступление нефтепродуктов на российский рынок) не дал бы нефтяникам «необоснованно» наращивать экспорт. Из-за этого, как очевидно, лицензирование экспорта им невыгодно.

Компании видят выход в введении «гибкого» акциза на топливо, который зависел бы от мировой цены на нефть. Однако поскольку «гибкий» акциз предусматривает и снижение ставки, он, в свою очередь, не выгоден бюджету, 40% которого по-прежнему составляют нефтегазовые доходы.

А тем временем

Ранее, с 15-го апреля по 15-е мая, зафиксирован, несмотря на действующую «заморозку», резкий рост цен на бирже: на АИ-92 — на 23%, на АИ-95 — на 18,5%, на дизельное топливо — на 2,5%.

В этом месяце Росстат уже отметил подорожание топлива в рознице на Дальнем Востоке и в Сибири. В частности, в Тыве с начала мая к середине июня стоимость АИ-92 увеличилась на 8,8%, АИ-95 — на 8,2%.