Зарегистрируйтесь и получите бесплатный доступ к функционалу на 1 квартал 2020 года

Эксперты: национальные проекты пока не оказывают значительного влияния на рост российской экономики

25 декабря 2019 г.12:46

Эксперты оценили влияние на рост экономики национальных проектов

Росавтодор

С 2019-го года в России началась реализация национальных проектов по 13 стратегическим направлениям, среди которых — цифровая экономика, малое и среднее предпринимательство, производительность труда и поддержка занятости, международная кооперация и экспорт и пр. В дорожной сфере действует национальный проект «Безопасные и качественные автомобильные дороги» и Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры. Все программы рассчитаны до 31-го декабря 2024-го года. Портал «Будущее России. Национальные проекты», оператором которого является ТАСС, спросил у экспертов, как они оценивают первый год реализации национальных проектов.

Первый год — он трудный самый

На протяжении всего года Счетная палата и ее руководитель Алексей Кудрин указывали на медленное расходование средств на национальные проекты: за первые три квартала власти смогли освоить чуть больше половины денег. Ситуация стала исправляться только под конец года, однако по итогам 11 месяцев было израсходовано лишь 70% от запланированного на год объема.

Отчасти это связано с тем, что с момента запуска национальных проектов в начале 2019-го года потребовалось еще примерно полгода для уточнения и окончательной формулировки некоторых их параметров, пояснял Алексей Кудрин. При этом глава Счетной палаты подчеркивал, что важно не освоить средства, а добиться результатов.

Причины низких темпов исполнения расходов в интервью российским телеканалам в начале декабря прокомментировал и премьер-министр Дмитрий Медведев: «Это неудивительно, что эти деньги тратятся медленней, чем предполагалось. Именно потому, что это первый год работы».

Этим можно объяснить и незначительное пока влияние национаьных проектов на российскую экономику. «Все направления национальных проектов находятся в зачаточной стадии, поэтому их влияние на экономику остается минимальным. Вероятно, в 2020-м году эффект будет несколько больше, так как Правительство планирует увеличить затраты», — говорит ведущий аналитик «Открытие. Брокер» Андрей Кочетков.

В этом году вклад национальных проектов в рост ВВП составит всего 0,1-0,3 процентного пункта, дает свою оценку главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. В целом же, рост экономики достигнет 1-1,3%, однако есть надежды на ускорение динамики до 1,5-2% в следующем году, добавляет он.

Национальные проекты могут влиять на экономику по нескольким направлениям, отмечает заместитель директора группы суверенных рейтингов и прогнозирования АКРА Дмитрий Куликов. Первое связано с повышением эффективности государственного управления. «Нацпроекты — это некая новая реинкарнация идеи связать расходы государства с измеримыми целями, проектный подход к отчасти уже происходившим расходам, организационная инновация. Более эффективное государство дает лучшую обеспеченность населения общественными благами, а значит, и более высокий уровень жизни. Тут эффекты в целом могут и не проявиться — зависит от практики, но направление движения правильное», — поясняет он.

Второе, чего позволяют добиться национальные проекты, — изменение приоритетов бюджетных расходов: ставка делается прежде всего на инфраструктуру. Национальные проекты, в принципе, повышают бюджетные расходы.

Ставка на инфраструктуру

Одним из ключевых приоритетов на ближайшие годы Правительство обозначило развитие инфраструктуры: из запланированных на реализацию национальных целей 26 трлн. рублей около 60% придется на инфраструктурные проекты. Это не случайно: развитие инфраструктуры должно создать базу для экономического роста.

За годы реализации национальных проектов инвестиции в инфраструктуру вырастут в 1,5 раза, подсчитал Дмитрий Куликов. «Это явно одно из приоритетных направлений расходов и, скорее всего, с самым существенным влиянием на благосостояние в долгосрочном периоде. Транспортные издержки — один из главных вызовов внешней конкурентоспособности компаний в нашей немаленькой стране», — поясняет он.

Ожидаемые инвестиции в долгосрочной перспективе должны снизить эти издержки, уточняет Дмирий Куликов. «Не каждая отдельная компания потратится на подвеску и бензин для своих перевозок в тот момент, когда будет везти товар. А общество, в целом, прямо сейчас вложится в снижение будущих издержек. Основной эффект возникнет здесь, когда проекты будут закончены. Его величина, мягко говоря, не определена. Сомневаюсь, что даже мировой опыт тут релевантен», — добавляет он.

В свою очередь, Антон Покатович подчеркивает, что тревогу вызывает освоение средств на Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры.

«В сентябре транспортная часть данного направления была профинансирована менее чем на 40%, а надеждам на выполнение планов по привлечению частных инвестиций также, вероятно, не суждено сбыться в этом году. В числе проблем [Комплексного плана], помимо зависания бюджетных денег, весьма сложный и бюрократизированный процесс утверждения перечня проектов, подпадающих под действие данного плана: многие конкретные претенденты на участие все еще находятся в списках «на рассмотрении». Тем временем именно эффект от мегастроек мог бы привести к ускорению инвестиционной активизации в РФ», — указывает эксперт.

Методика отбора проектов в Комплексный план разработана Аналитическим центром при Правительстве РФ. В этом году было проанализировано около 400 заявок на 6,5 трлн. рублей. В итоге, в Комплексный план вошло лишь три портовых проекта без федерального софинансирования и проект реконструкции Волго-Донского судоходного канала в Волгоградской области. Остальные поставлены в лист ожидания. По словам вице-премьера Максима Акимова, данный список является заделом для дальнейшей работы: реализовать эти проекты можно будет только в случае появления дополнительных источников финансирования.

Однако и реализация тех проектов, которые уже были включены в план, в 2019-м году буксовала. Часть масштабных инициатив была пересмотрена на высшем уровне.

Так, в апреле 2019-го года Президент РФ Владимир Путин поддержал идею проектирования высокоскоростной железнодорожной магистрали (ВСМ) «Москва – Санкт-Петербург», в результате чего внесенный в Комплексный план проект строительства ВСМ «Москва-Казань» подвис. На данный момент решено строить ВСМ «Санкт-Петербург – Нижний Новгород», состоящую из двух веток: ВСМ «Москва – Нижний Новгород» (уже включена в план) и ВСМ «Москва – Санкт-Петербург».

В 2019-м году также засомневались в необходимости строительства скоростной автомобильной дороги «Москва-Казань». В Министерстве экономического развития предложили вместо новой трассы ограничиться реконструкцией дорог М-5 «Урал» и М-7 «Волга». Однако транспортный и финансово-экономический блоки Правительства все же пришли к компромиссу: строительство новой магистрали одобрили, но разбили на четыре этапа, включив в план до 2024-го года только два из них — «Москва-Владимир» и обход Казани.

Некоторым другим проектам повезло меньше: в частности, сроки строительства Багаевского гидроузла перенесли с 2020-го на 2023-й год, а Нижегородского — с 2021-го на 2024-й. Отложили, кроме того, ввод ряда аэропортовых объектов.

Сделать труд эффективным

В ходе Большой пресс-конференции, состоявшейся 19-го декабря, Президент Владимир Путин вновь назвал повышение производительности труда главным способом повышения уровня жизни в России. «Действительно, в последние годы мы наблюдали снижение реальных доходов граждан. И это очень плохо, это одна из наших проблем, которую мы, безусловно, должны решать. Но решать это мы должны на основе роста производительности труда и роста ВВП. Это совершенно очевидно», — сказал Президент.

Повышение производительности труда считается важнейшим инструментом и роста доходов населения, и развития экономики. Профильный национальный проект («Производительность труда и поддержка занятости») в перспективе должен сократить отставание России от развитых стран по этому показателю и тем самым поднять благосостояние населения.

Так, к 2024-му году рост производительности труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики (промышленность, сельское хозяйство, транспортировка и хранение, строительство и ЖКХ) должен быть не ниже 5% в год. С этой целью, в частности, планируют внедрять бережливые технологии производства и цифровые инструменты, а также заниматься переподготовкой работников.

Вместе с тем оценить эффект от реализации национального проекта в этом году пока сложно: показатель производительности труда в несырьевом секторе будет рассчитан только в середине 2020-го года, когда компании представят всю финансовую отчетность. При этом в течение года участниками проекта вместо запланированных 29 стали 36 регионов. Удалось также привлечь большее количество предприятий: 1 025 вместо 958.

В соответствии с целевыми показателями проекта 60% предприятий должны в первый год показать 10-процентный рост производительности труда, 15% — во второй и 30% — в третий. Однако в Министерстве экономического развития отмечают, что в связи с недостаточно благоприятной макроэкономической ситуацией достичь таких результатов сможет лишь 50% компаний.

В 2019-м году не удалось также добиться запланированных результатов по количеству обученных по программам «Лидеры производительности» и «Акселератор экспортного роста». Причиной называют поздний запуск программ.

Цифровой мир

Национальный проект «Цифровая экономика» формировался как основа для успешной реализации других национальных программ. В ближайшие годы именно цифровизация должна обеспечить значительный рост производительности труда. Однако этот национальный проект по итогам года показывает худший результат по бюджетному исполнению: по данным Счетной палаты, за период январь-ноябрь средства освоены только на 23,8%. Правда, глава Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Константин Носков уверял, что к концу года проект будет исполнен на 85%.

Пока в его реализации не хватает понимания конкретных действий, указывает Антон Покатович. «Идеи высказаны, задачи поставлены, но пока нет представления о непосредственных результатах и способах их достижения. Поэтому буксует и такой вполне понятный компонент, как цифровизация экономики. Инициативы, которые уже реализованы, работают со сбоями. Между тем ряд служб, которые используют цифровые технологии, добились весомых результатов без участия в нацпроектах», — говорит эксперт.

В Министерстве цифрового развития, связи и массовых коммуникаций тем временем подвели предварительные итоги работы по «Цифровой экономике». В частности, одной из масштабных задач, реализуемых в рамках цифрового проекта, является подключение всех социально значимых объектов (школы, фельдшерско-акушерские пункты, органы власти и местного самоуправления, избирательные комиссии и т.д.) к высокоскоростному интернету: за 2019-й год интернет провели в 18 тыс. таких объектов.

«Впервые в истории столь крупный инфраструктурный проект реализуется не единственным исполнителем, а с помощью аукционов. За счет конкуренции на торгах бюджет сэкономит более 92 млрд. рублей, в реализации проекта участвует не один оператор связи, а 16, в том числе небольшие региональные компании. Кроме того, все объекты будут подключены уже до конца 2021-го года, а не 2024-го, как планировалось изначально», — отметил пресс-секретарь министерства Евгений Новиков.

В этом году ведомство представило также суперсервисы — новый формат государственных электронных услуг, который должен сделать их получение максимально простым и комфортным для граждан. Всего должны запустить 25 суперсервисов для различных жизненных ситуаций (рождение ребенка, оформление в вуз, получение и оформление льгот, пенсий и т.п.). Первый суперсервис — «Европротокол онлайн» в виде мобильного приложения «Помощник ОСАГО» — 1-го ноября заработал в пяти российских регионах.

Еще одна масштабная задача «Цифровой экономики» — развитие сетей связи пятого поколения. В 2019-м году уже разработали концепцию создания и развития сетей 5G в России и план ее реализации: основные характеристики сетей, предоставляемые в них услуги и сервисы, требования к построению сетевой инфраструктуры.

Вместе с тем до сих пор не решен вопрос с приоритетным диапазоном для развития 5G — 3,4-3,8 ГГц, который в России практически полностью занят силовыми ведомствами и спецсвязью и который расчищать для гражданской отрасли не планируют.

В Министерстве цифрового развития, связи и массовых коммуникаций подчеркивали: без выделения диапазона 3,4-3,8 ГГц, принятого в мире, отставание России в развитии 5G неминуемо и наверстать его, скорее всего, будет невозможно. Для других предлагаемых диапазонов (например, 4,4-4,99 ГГц) нет оборудования, а отечественное может появиться только через несколько лет. «Это убийственно долго», — отмечал Евгений Новиков.

Несмотря на это, российские операторы связи все же реализуют пилотные проекты на менее перспективных частотах 4,8-4,9 и 25,25-29,5 ГГц.

Курс на экспорт

Большие надежды с точки зрения перспектив роста российской экономики Правительство возлагает на развитие экспорта несырьевых неэнергетических товаров: в прошлом году он достиг объема в 150 млрд. долларов, в 2019-м году показатель должен вырасти до 160 млрд. долларов. Однако существует риск, что достичь этих цифр не удастся.

В ноябре министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров отмечал, что поставки за рубеж несырьевых товаров в 2019-м году вырастут лишь на 2% вместо планируемых 7,4% — таким образом, объем несырьевого экспорта может составить только 152 млрд. долларов. Всему виной снижение мировых цен на ряд товаров, а также торговые войны, объясняли в ведомстве.

В этом году в рамках национального проекта («Международная кооперация и экспорт») запустили корпоративную программу повышения конкурентоспособности (КППК). Компаниям, которые заключают соглашения о реализации КППК, предоставляется государственная поддержка, предусматривающая льготное финансирование экспортных сделок, инвестиционные кредиты на создание экспортно ориентированных производств, субсидирование логистических затрат при экспорте продукции и др.

Планировалось, что в 2019-м году будет заключено 250 таких соглашений, в реальности же их оказалось почти втрое больше — 711, в том числе 642 региональных.

По информации Российского экспортного центра (РЭЦ), за период с января по октябрь объем государственной поддержки компаний-экспортеров составил 16,3 млрд. долларов.

Параллельно Министерство финансов начало работать в отношении либерализации экспортной выручки. Сейчас любые деньги, которые в ходе экспортно-импортных отношений зарабатывают российские компании за рубежом, должны быть возвращены в Россию. Такое требование к репатриации выручки неоднократно вызывало нарекания у бизнес-сообщества. В ведомстве обещают, что уже в начале 2020-го года это требование будет отменено.

Вместе с тем буксует идея по отмене уголовной ответственности для экспортеров за невозврат или несвоевременный возврат выручки. Министерство финансов отмену поддерживает, однако принимать поправки в Уголовный кодекс законодатели пока не спешат.

«Мы нормально продвинулись по КоАП, но где мы никак не продвинулись — это в Уголовном кодексе. Я считаю, что эта статья носит не в плане правоохранительной, а в плане общественной логики бессмысленный характер, потому что у нас нет такого преступления, как вывод денег за рубеж. Если бы я не был госслужащим, я бы мог спокойно открыть счет и вывести все деньги за рубеж. И сделал бы это на законных основаниях. Поэтому непонятно, за что наказание, — указывает заместитель министра финансов Алексей Моисеев. — Наша позиция однозначна: эту статью надо полностью отменять».

Малый бизнес

Неотъемлемым элементом экономического роста является поддержка и развитие всех форм предпринимательства, в том числе приумножение количества субъектов малого и среднего бизнеса (МСП), заявлял Владимир Путин.

Однако осенью 2019-го года активно обсуждалось сокращение числа таких предприятий в России: только в октябре их стало на 116 тыс. меньше, а количество работников — почти на 600 тыс., до 15,4 млн. человек.

Считается, что на снижение численности субъектов МСП повлиял переход части предпринимателей в сектор больших компаний: заместитель министра экономического развития Вадим Живулин отмечал, что, по данным прошлого года, около 12 тыс. компаний, которые были в реестре МСП, переросли в крупные.

При этом предприятия, которые перешли из статуса МСП в крупный бизнес, резко оказываются в совершенно других налоговых условиях и теряют доступ к мерам поддержки. Правительство сейчас занимается решением этого вопроса. В частности, предлагается предоставить возможность бизнесу, превысившему пороговые значения, сохранить категорию МСП на два года. По мнению властей, это позволит «выросшим» предпринимателям в полной мере освоиться в новом статусе.

Кроме того, некоторые предприниматели становятся «самозанятыми» и пока не учитываются в статистике МСП.

С 2019-го года в четырех пилотных регионах (в Москве, Татарстане, Московской и Калужской областях) действует экспериментальный налоговый режим для «самозанятых». Он предусматривает уплату 4% от ежемесячного дохода, при работе с физическими лицами или 6% — с юридическими. Одновременно «самозанятые» освобождаются от уплаты страховых взносов, кроме платежей в Фонд обязательного медицинского страхования.

За год в качестве «самозанятых» зарегистрировались более 310 тыс. человек. В 2020-м году в эксперимент включат еще 19 регионов.

Для поддержки и стимулирования создания новых малых и средних предприятий в феврале заработала программа кредитования малого бизнеса по ставке до 8,5% годовых. В реализацию этой программы включились 90 банков-участников. По данным Министерства экономического развития, по состоянию на декабрь заключено 8,4 тыс. кредитных соглашений на сумму 431,6 млрд. рублей. По ним уже выдано 297,7 млрд. рублей.

Востребованным также оказался льготный лизинг по ставке 6% годовых для российского и 8% для иностранного оборудования. Наибольшая доля проектов пришлась на машиностроение, химическую, пищевую и текстильную промышленности, а также на металлургию и полиграфию.

В 81 регионе были приняты программы развития сельскохозяйственной кооперации, в 82 субъектах страны заработали центры компетенций, которые оказывают информационно-консультационные услуги сельскохозяйственным кооперациям и фермерам. В этой отрасли общий объем поддержки, включая кредитно-гарантийную, грантовую и лизинговую, в 2019-м году составил 18,8 млрд. рублей.

«На сегодняшний день явно получилось сформировать инструментарий по кредитной поддержке малого и среднего бизнеса, гарантийной поддержке, и в этом плане объем выданных кредитов и гарантий впечатляет, — отмечает председатель «Деловой России» Алексей Репик. — Теперь все понимают, что эти меры являются действенным инструментом поддержки. Сейчас мы думаем над тем, как оказать поддержку тем, кто не подошел под критерии кредитной программы 8,5%. В основном, это будет касаться технологичных компаний. Корпорации МСП сейчас поручено больше работать с отказами, в том числе в части вытягивания компаний до уровня, который позволит им получать меры господдержки».

По мнению президента Торгово-промышленной палаты РФ Сергея Катырина, говорить о глобальных итогах еще рано: нужно продолжать работать над освоением выделенных средств и формированием благоприятных условий для ведения бизнеса в стране.