Зарегистрируйтесь и получите бесплатный доступ к функционалу на 3 квартал 2020 года

Мнения рынка: есть ли смысл ограничивать срок отсрочки платежа за доставку груза?

15 июня 2020 г.20:20

Есть ли смысл ограничивать срок отсрочки платежа за доставку груза?

На прошлой неделе стало известно, что эксперты проекта «Прозрачная логистика» обратились в Государственную Думу с просьбой на законодательном уровне урегулировать порядок расчета за оказанные услуги по доставке груза автомобильным транспортом. Отрасль, как правило, работает по постоплате, однако платежи за уже выполненные перевозки, особенно на фоне ситуации с распространением коронавирусной инфекции, могут задерживаться на несколько месяцев. В «Прозрачной логистике» предлагают установить максимальный срок отсрочки платежа в 15 дней. Мнения представителей рынка при этом несколько разделились.

В принципе, работа по постоплате — обычные условия для отрасли автомобильных грузоперевозок. Это объясняется в том числе спецификой услуги: заказчик должен быть уверен, что его груз дошел до места назначения в целости и сохранности.

Тем более что ситуация на дорогах, которые отличаются достаточно высоким уровнем аварийности, далеко не всегда может контролироваться водителем и полностью зависеть от его действий. А на самом рынке, кроме того, нередки случаи, когда мошенники, насобирав грузы, просто исчезают с ними в неизвестном направлении.

При этом, как правило, для того чтобы оплата пошла, факта доставки груза недостаточно: необходимо, чтобы заказчик получил оригиналы документов. Однако договором, действительно, зачастую с этого момента предусмотрена еще и отсрочка платежа, которая может достигать 30 дней и более. Причем для непосредственных перевозчиков время получения денег удлиняется еще и потому, что расчет идет через экспедиторов: заказчик оплачивает с отсрочкой их услуги, а они (тоже с отсрочкой) — услуги водителей.

Вместе с тем эксперты «Прозрачной логистики» отмечают, что на фоне кризиса, вызванного пандемией, проблема, которая и так требовала решения, еще обострилась. В апреле количество претензий из-за несвоевременной оплаты услуг по сравнению с прошлым годом увеличилось на 27,9%, а средний срок отсрочки вырос до 60 дней.

В то же время юристы проекта считают, что ситуация требует законодательного урегулирования вне зависимости от эпидемиологической и прочих чрезвычайных ситуаций на рынке.

По их мнению, отсутствие в нормативно-правовых актах, касающихся автомобильных грузоперевозок и транспортно-экспедиционной деятельности, указания на максимальный срок отсрочки платежа за оказанные услуги «создает правовой вакуум, который позволяет заказчикам произвольно выставлять графики отсрочки платежа», а исполнителя лишает правового инструмента эти графики платежей оспорить.

Таким образом, подчеркивают эксперты, перевозчики фактически на беспроцентной основе кредитуют своих заказчиков, в то время как сами несут расходы уже для того, чтобы, в принципе, выполнить доставку груза. Плюс, им необходимо обслуживать транспортные средства, платить налоги, погашать лизинг, выплачивать зарплату сотрудникам и вообще развивать свой бизнес.

Однако и получая впоследствии, с задержкой, плату за свои услуги, они «лишаются определенной номинальной стоимости первоначального заработка».

«Уровень инфляции национальной валюты, трудно прогнозируемые риски экономического и социально-политического характера в период коронакризиса, а также существенная налоговая нагрузка на участников отрасли позволяет утверждать, что постоянно увеличивающаяся стоимость денег с учетом фактора времени сильно обесценивает вознаграждение перевозчика, если оно выплачивается с нарушением», — говорят в «Прозрачной логистике».

Естественно, сильнее всего от такого порядка оплаты услуг страдают мелкие перевозчики и ИП, у которых не так велик объем оборотных средств и нет в штате юристов, чтобы, выполнив все обязательные действия по выставлению претензии, исковых требований и т.д., «выбить» задолженность. Однако и для крупных компаний увеличивающаяся дебиторская задолженность может приводить к критическим кассовым разрывам.

Мнения представителей рынка

Андрей Серегин, коммерческий директор ПЭК, в комментариях «Коммерсанту»:

— За два месяца просроченная дебиторская задолженность компании выросла на 40-50% по сравнению с тем же периодом 2019-го года. Но как только с 1-го июня стартовал первый этап снятия ограничений, мы увидели улучшение ситуации. Для клиентов важен был сам факт получения информации о том, что они могут работать.

Необходимо, чтобы период отсрочки платежа от отрасли к отрасли был дифференцирован. Допустим, для продуктового ритейла отсрочка может быть короткая, для товаров народного потребления она может быть больше, для сегмента fashion — еще больше...

Эдуард Миронов, директор по закупкам транспортных услуг FM Logistic:

— При доставке товаров наших клиентов мы используем как собственный, так и партнерский парк автомобилей. Если говорить со стороны клиента транспортных компаний, стандартный срок отсрочки с нашими транспортными партнерами составляет 20 рабочих дней. Мы строго следим за этим и еженедельно мониторим ситуацию с кредиторской задолженностью.

Наша учетная система SAP настроена таким образом, что оплата происходит автоматически, при условии выполнения существенных условий договора и своевременного предоставления корректно заполненных товаросопроводительных и закрывающих документов (счет, акт, счет-фактуры). Даже в период «повышенной готовности» мы не приостанавливали оплаты и выполняли взятые на себя обязательства строго в срок.

Татьяна Гончаренко, управляющая московским филиалом группы компаний AsstrA:

— Мы уже давно сталкиваемся с такой ситуацией и в силу того, что являемся крупным игроком логистической отрасли, зачастую готовы принимать договорные условия наших клиентов, в том числе и по увеличению сроков оплат. Поставщикам при этом мы платим своевременно, что создает кассовый разрыв и приводит к дополнительным банковским издержкам, а это, само собой, влияет на доходность бизнеса, а где-то и его отсутствие.

Действенными мерами господдержки могли бы стать снижение кредитной ставки и регламентация сроков платежей.

Алексей Черкашин, начальник отдела российского экспедирования логистической компании «ДАКСЕР»:

— Случаи задержки оплаты действительно участились в период ограничений. Клиенты настаивают на увеличении отсрочки платежей до 60-90 дней. На этом фоне задержки с оплатой становятся катастрофическими. Регулятор в этой части действительно отсутствует. Клиенты (заказчики) зачастую просто кредитуются таким образом.

Виталий Легошин, CEO федеральной логистической компании IML в Санкт-Петербурге:

— Мы не заметили таких тенденций. Из-за пандемии объем доставок достигал предновогоднего уровня: это очень хороший показатель. Наши клиенты оплачивали счета вовремя, а мы в свою очередь своевременно рассчитывались с партнерами.

Как правило, в договорах фигурируют и меньшие, чем 15 дней, сроки оплаты. Например, в IML ежемесячные счета необходимо оплачивать в течение 10 дней. Этого срока вполне достаточно нашим клиентам, дебиторская задолженность не растет.

Исходя из этого, предлагаемых 15 дней для оплаты услуг должно хватать. Но сроки должны учитывать сферу деятельности компании-заказчика, так как оборачиваемость средств может сильно отличаться.

По этой же причине регулирование сроков отсрочки на законодательном уровне лишняя мера. Да, это позволит обойти отсрочку перед подачей документов в суд, но не учтет особенностей той или иной компании.