Зарегистрируйтесь и получите бесплатный доступ к функционалу на 1 квартал 2021 года

«КамАЗ» начнет разработку водородных грузовиков. А нужно ли «нефтегазовой» России водородное топливо?

27 января 2021 г.19:34

Нужно ли «нефтегазовой» России водородное топливо?

В 2021-м году «КамАЗ» вслед за другими мировыми производителями планирует приступить к разработке грузовых автомобилей и автобусов на водородном топливе. Мы же, в свою очередь, попытались понять, перспективно ли вообще использование такого транспорта в России.

«В принципе, в США, Европе и других развитых странах это уже не инновация, а конкурентоспособное топливо, — говорит генеральный директор АО «Трансэнерком» Олег Шевцов. — Автомобили на водороде встречаются на проезжих частях Японии, Южной Кореи и Германии, автобусы уже курсируют в Осло, Роттердаме и Аргау, складские погрузчики заправляются водородом в США, Канаде и Франции».

В России же достоверно известно об одном водородном автомобиле — Toyota Mirai.

То, что в последние годы мировые автопроизводители вдруг резко вспомнили о водороде (водородный двигатель внутреннего сгорания изобрели еще в 1806-м году), главным образом связано с одним важным преимуществом этого вещества — экологичностью. «Его сгорание в двигателях сопровождается выбросами водяного пара, а не углекислого газа, который негативно влияет на изменения климата», — объясняет Олег Шевцов.

Потому что все остальные особенности водорода как топлива не так уж однозначны. С одной стороны, он действительно более энергоемкий (при сжигании 1 кг водорода выделяется около 140 МДж энергии, в то время как при сжигании бензина — порядка 50 МДЖ), однако с другой, его производство на данный момент в несколько раз дороже, а значит, и цены на топливо, да и, собственно, на работающие на нем автомобили, — выше.

Кроме того, у водорода есть еще один существенный недостаток: он гораздо более взрывоопасен, нежели бензин и природный газ.

«Водород пока дороже других видов топлива из-за трудоемкости его производства, сложностей с перевозками и хранением для заправок, — отмечает Олег Шевцов. — При этом сжигание водорода обеспечивает полное отсутствие вредных выбросов и может извлекаться практически из всех химических соединений, включая биомассу и мусор. Однако сам процесс производства действительно сложнее и дороже, чем добыча нефти».

При этом заинтересованность той же Европы, для которой программа по снижению выбросов углекислого газа совпадает с целями по формированию энергонезависимости, еще понятна. А вот для России, которая занимает первое место в мире по запасам газа и шестое — по запасам нефти, необходимость развития водородного топлива (более трудо- и финансовозатратного) не совсем, мягко говоря, очевидна.

В 2019-м году наша страна тоже приняла Парижское соглашение по климату, в соответствии с которым к 2030-му году она должна снизить выбросы парниковых газов к 70% от уровня 1990-го года, однако водородное топливо в ее стратегии появилось только сейчас.

Судя по программе «Развитие энергетики», разработанной еще в 2014-м году, в отношении автомобилей ставка делается на газомоторное топливо. Так, в частности, предусмотрены субсидии из федерального бюджета на строительство газозаправочных станций в регионах, а также на перевод транспорта на газ (государство компенсирует 60% стоимости переоборудования).

Газомоторные автомобили и электрокары, кроме того, могут повсеместно по всей стране освободить от транспортного налога. Про машины на водородном топливе в планах Министерства экономического развития при этом пока ничего не сказано.

Стимулом для развития рынка водородного топлива в России, разве что, может стать то, что ее нефть и газ, доходы от которых сейчас формируют как минимум треть бюджета, Европе и другим странам со временем просто не понадобятся. Вернее, потребность в них рискует серьезно сократиться.

Германия, например, планирует к 2030-му году часть своей газопроводной системы перевести на транспортировку водорода, а Евросоюз в целом, в соответствии с его «Зеленым пактом», к 2050-му году рассчитывает стать климатически нейтральным регионом.

Как следствие, в октябре прошлого года и Россия «вспомнила» про рынок водородного топлива и приняла «дорожную карту» по развитию водородной энергетики. Кстати, один из основных упоров в ней делается как раз таки на экспорт: его к 2024-му году должны нарастить до 0,2 млн. тонн, а к 2035-му году — до 2 млн. тонн.

Для сравнения: сейчас потребление водорода в мире превышает 80 млн. тонн.

Иными словами, если декларируемые Европой цели окажутся не просто декларируемыми, то и России придется к ним подтягиваться, развивая в том числе и внутренний рынок. Перевозчики же пока могут, разве что, следить за экспериментальными моделями грузовиков на водородном топливе.

Вместе с тем при условии совершенствования технологии, как отмечает Олег Шевцов, «перевозчики заинтересованы в использовании альтернативного топлива, так как это снизит расходы на бензин, которые занимают 30% в себестоимости перевозок».