bell

Новости

Сможет ли Хартия добросовестных участников ВЭД помочь бизнесу?

14 Ноября 2017

25-го октября аккурат в День таможенника и в рамках международной выставки «Таможенная служба-2017» четыре основные бизнес-ассоциации страны — Торгово-промышленная палата РФ, «Деловая Россия», «Опора России» и Российский союза промышленников и предпринимателей — подписали Декларацию об одобрении Хартии добросовестных участников внешнеэкономической деятельности. Новость о подготовке документа появилась еще в марте этого года: анонсировал инициативу первый заместитель руководителя ФТС Руслан Давыдов, а за ее воплощение, помимо представителей бизнес-сообщества, взялся также Общественный совет при ФТС.

Однако то, что так бойко начиналось (текст увидел как минимум два варианта, и, если верить авторам, по поводу содержания Хартии велись нешуточные дискуссии), и то, что звучало так многообещающе (заявлялось, что для подписавших документ сократят количество проверок и, соответственно, сроки прохождения таможни), в итоге свелось к пребанальнейшему вопросу: «А зачем, собственно, эта Хартия нужна?..»

А и действительно, зачем нужна Хартия добросовестных участников ВЭД?..

Если вдуматься, то выглядит такая инициатива по меньшей мере странно: экспортеры и импортеры «клянутся» делать то, что они и так должны делать (а именно — соблюдать закон), а таможенная служба в ответ обещает выполнять свою непосредственную работу — обеспечивать «совершенствование методов совершения таможенных операций и проведения таможенного контроля, создание условий, способствующих ускорению товарооборота при ввозе товаров в Российскую Федерацию и вывозе товаров из Российской Федерации».

Тем более что таможенная служба и без подписанной Хартии в последние месяцы гордо рапортует о своих успехах в деле сокращения сроков прохождения товаров (импортных — с 48 часов в 2013-м году до 4 часов в нынешнем, экспортных — с 97 до 47 минут соответственно) и презентует новую систему категорирования участников ВЭД. Вместо прежней двухуровневой (минимальной и максимальной) внедрена трехуровневая система: компании разделены на категории низких, средних и высоких рисков.

Компании из первой группы, с «белой» репутацией, получают возможность провозить свои товары через границу с минимальным количеством проверок (сообщается, что за девять месяцев этого года таможенники досмотрели только 1,3% их грузов), а последние, наоборот, проверяются гораздо чаще и гораздо пристальнее. У тех же, что посерединке, больше шансов обелить свое имя и при отсутствии нарушений попасть в число счастливчиков.

Получается, что у таможенных органов и при отсутствии Хартии выработан механизм определения добросовестных участников ВЭД и способы их поощрения за добросовестность.

Хартия добросовестных участников ВЭД

Кроме того, есть же еще и институт уполномоченных экономических операторов, предполагающий соответствие стандартам взамен на доверие и привилегии. Компании, отвечающие определенным требованиям и выполняющие определенные условия, получают существенные упрощения: возможность временного хранения товаров на своей территории и их выпуска до подачи таможенной декларации.

И опять спрашивается: если есть даже не один способ облегчения таможенной доли участников ВЭД, какой тогда смысл в подписании высокопарного документа?..

Малый и средний бизнес не в счет

Однако проблема в том, что войти в число уполномоченных экономических операторов не так-то просто. Если в ЕС компаниям, претендующим на этот статус, достаточно просто подтвердить свою финансовую платежеспособность за последние три года, то у нас такой уровень доверия между таможенными органами и участниками ВЭД не в ходу. Чтобы стать уполномоченным экономическим оператором, необходимо предоставить обеспечение уплаты таможенных платежей на сумму, эквивалентную 1 000 000 евро. Естественно, такое под силу только крупному бизнесу, малому же и среднему даже при всей их добросовестности и стабильной прибыльности не на что надеяться.

Как иллюстрация труднодоступности статуса УЭО: за три квартала нынешнего года, по данным ФТС, зарегистрировано 106 765 участников внешнеэкономической деятельности, из них в соответствующем реестре значится только 165 компаний.

Точно так же и с системой риск-категорирования: из 106 765 участников ВЭД лишь 7 540 компаний относятся к группе низкого риска. При этом они, составляя лишь 7 процентов от общего числа, подали больше половины всех деклараций (63 процента), что дает основания предположить: в когорту благонадежных компаний вошли, опять-таки, преимущественно крупные экспортеры и импортеры.

К слову, для того чтобы иметь возможность приблизиться к лику добросовестных участников ВЭД, необходимо заниматься внешней торговлей хотя бы на протяжении двух лет и представить за это время как минимум 100 деклараций. А лишиться привилегий не так уж сложно: достаточно просто не оплатить вовремя административный штраф по правонарушению, вынесенному таможенным органом.

Кроме того, в перечне критериев для риск-категорирования значится, например, и такой пункт: «Соотношение суммы начисленных таможенных пошлин, налогов и иных платежей к общей сумме начисленных таможенных пошлин, налогов и иных платежей в целом по ФТС России». То есть преимущество, опять-таки, у тех, кто возит товар чаще, больше и крупнее (для кого, следовательно, и общая сумма таможенных платежей выше), а малый и средний бизнес с меньшими объемами и оборотами — не в счет.

Малый и средний бизнес в ВЭД

А потому именно им и мог бы помочь такой дополнительный механизм упрощения таможенного контроля, как подписание Хартии добросовестных участников ВЭД. Но только при том условии, что ее текст содержит четкие, «подъемные» абсолютно для всех требования, выполнение которых гарантирует получение четко определенных «поблажек» на таможне, а сама Хартия признается таможенными органами чуть ли не в такой же степени, как поручительство ООО «Адал».

Однако пока Хартия выглядит просто набором высокопарных слов…

Приблизительный текст Хартии появился еще в конце апреля. И хотя представители бизнес-ассоциаций уверяют, что все это время работа над его корректированием не прекращалась и было предложено немало правок и дополнений, окончательный вариант документа, размещенный сейчас на сайте Общественного совета при ФТС России, не очень-то отличается от первоначального. И главное, что в нем осталось, — это пустота, сплошная пустота…

Никаких конкретных требований к участникам ВЭД, никаких ограничений (ведь если подписание Хартии предполагает какие-либо преференции, то и получить доступ к ее подписанию не каждый способен — должен быть четкий отбор) — и никаких гарантий от ФТС взамен.

Ни к чему не обязывающие клятвы, вернее — пафосное перечисление принципов и обязательств, как то: обеспечивать добросовестную оплату всех установленных законом сборов, налогов и платежей; воздерживаться от представления в таможенные органы документов и сведений, содержащих недостоверные данные о декларируемых товарах; следовать нормам действующего законодательства и обычаям делового оборота; формировать нетерпимое отношение к тем участникам внешнеэкономической деятельности, которые добиваются конкурентных преимуществ за счет уклонения от уплаты таможенных сборов, налогов и платежей; выступать за недопущение проявления любых форм коррупции; содействовать осуществлению эффективного таможенного контроля; стремиться свести к минимуму количество нарушений таможенных правил и т.д. и т.п.

И заканчивается все размытым: «присоединиться к Хартии может любое российское и иностранное юридическое лицо», разделяющее и соблюдающее ее принципы.

Даже в первоначальном варианте документа было больше «конкретики» и честности: там, например, прямым текстом говорилось о том, что Хартия не предоставляет подписавшим ее компаниям какие бы то ни было преимущества по сравнению с теми компаниями, которые ее не подписали.

Кстати, там же и наказание за несоблюдение принципов добросовестности значилось — отлучение от Хартии! Мол: нарушили заявленные принципы? отныне вы не обязаны эти принципы соблюдать! Страшная кара, ничего не скажешь!.. Страшнее может быть разве что отлучение от Антикоррупционной хартии российского бизнеса.

Исключение из хартии добросовестных участников ВЭД

Впрочем, что в первом, что во втором варианте Хартия добросовестных участников ВЭД все равно больше напоминает просто «бумажку», которая не имеет никакого смысла и не нужна никому из бизнес-сообщества. Тем более что ФТС, кажется, уже забыла о своих первоначальных громких обещаниях (максимально сократить время прохождения таможни и количество проверок для «подписантов») и рассматривает Хартию как «благодарность» за уже предпринятые ею действия. Хотя риск-категорирование и подписание Хартии — это, как, по крайней мере, кажется, разные механизмы.

Правда, в нынешнем тексте документа есть таки один интересный пункт: «В целях успешной реализации Хартии ее инициаторы вправе утвердить положение об условиях и порядке реализации положений Хартии». Может, хотя бы он предусматривает введение четкого механизма отбора «подписантов», их поощрения за добросовестность и наказание за обратное? Потому что если все в таком виде и останется, можно с уверенностью сказать: работать Хартия вообще не будет.

С таким же успехом можно вспомнить и другую Хартию — антикоррупционную…

Она была подписана в 2012-м году по инициативе все тех же основных бизнес-ассоциаций страны — Торгово-промышленной палаты РФ, «Деловой России», «Опоры России» и Российского союза промышленников и предпринимателей. Сейчас в числе «подписантов» — около 3 500 компаний. И все они, «осознавая свою ответственность за судьбу нашей страны», отличаясь неприятием всех форм коррупции и пр., обязуются, не щадя себя и не жалея о потерянных финансовых возможностях, вовсю создавать внутри своей компании «атмосферу нетерпимости по отношению к коррупции» и подвергать широкому общественному осуждению тех, кто таки не смог устоять.

Своим же основным способом противодействия коррупции они видят «внедрение в практику корпоративного управления антикоррупционных программ», программ обучения сотрудников, обеспечение условий для своевременного донесения руководству о всяких подозрительных обстоятельствах и, естественно, неукоснительное следование высокоморальным принципам. К уличенным в коррупции сотрудникам применяются «жесткие» меры взыскания, «вплоть до увольнения», а сама компания может быть зачислена в члены Хартии только при отсутствии «обстоятельств, с очевидностью указывающих на признаки коррупционного поведения в течение трех лет до подачи заявления».

Ах да, если она, будучи «подписантом», уж очень сильно проштрафилась, то для нее приготовлена страшная кара — приостановление членства в Хартии (на один год) или полное и окончательное ее исключение из реестра.

Впрочем, тот факт, что Счетная палата дважды (в 2011-м и в 2013-м) проверяла «Роснано» и дважды была не удовлетворена его деятельностью (обнаружила, например, что ряд сделок имеют признаки отмывания и легализации средств, получения необоснованной налоговой выгоды, заключила, что менеджмент допускает сделки с заинтересованными компаниями и т.д.), никак не помешал «Роснано» в 2015-м году стать полноправным членом Хартии.

Членство в Хартии никоим образом не удержало и экс-главу «Северстали» Вадима Ларина от дачи взяток надзорным органам Коми. И уволился он, кстати, до начала следствия по собственному желанию, а не из-за всевидящей антикоррупционной программы.

Антикоррупционная хартия

Точно так же Антикоррупционная Хартия не препятствовала и бывшему президенту ОАО «Уралкалий» Анатолию Лебедеву «отстегнуть» кому надо энное количество тысяч американской валюты за фальсификацию результатов налоговой проверки.

При этом и «Роснано», и «Уралкалий», и «Северсталь» все равно гордо значатся в реестре Хартии: они не были ни исключены из нее, ни даже временно отстранены…

Что интересно, не избежал коррупционных скандалов и один из инициаторов подписания Хартии — Торгово-промышленная палата РФ и ее президент Сергей Катырин. Два года назад, после выступления в СМИ Валерия Бородина (одного из основателей ТТП РФ), где он обвинил Сергея Катырина в хищении благотворительных средств, манипуляции с акциями ОАО «Центр международной торговли», пропаже средств ТПП в банке «Транспортный» и пр., над последним даже висела перспектива отставки с поста президента и возбуждения уголовного дела. Однако позже все свелось к «вбросам», «попытке отомстить», замялось — и ТТП РФ с несменным лидером во главе, несмотря на все скандалы, продолжает активно пропагандировать Антикоррупционную хартию и призывать к борьбе с «пороками общества».

…В принципе, такая же участь вполне может постигнуть и Хартию добросовестных участников ВЭД. Если не будут определены критерии для отбора в число подписантов. Если не будут предусмотрены действенные санкции за несоблюдение провозглашенных принципов (общественный позор и отлучение от Хартии уж точно за таковые не считаются). Если не будут предложены такие поощрения и стимулы, которые враз докажут, что быть добросовестным гораздо выгоднее, чем нарушать законодательство. Если такой механизм не предусмотрят, подписанная Хартия рискует остаться просто имитацией бурной деятельности. Хотя могла бы быть очень полезной инициативой…