bell

Новости

Когда крестный ход — единственное, что можно противопоставить аварийности на дорогах

23 Ноября 2017

В субботу, 18 ноября, одна новость, не успев еще толком закрепиться в ленте, моментально саркастическим эхом разлетелась по социальным сетям под общим комментарием «Шел двадцать первый век…».

Новость такова: «В Краснодарском крае накануне Всемирного дня памяти жертв ДТП сотрудники Госавтоинспекции и ДПС во главе с настоятелем храма преподобного Сергия Радонежского протоиереем Богданом Черных прошли крестным ходом по участку дороги Р251 Темрюк-Краснодар-Кропоткин в районе станицы Елизаветинской».

И хотя, действительно, в эпоху, когда уже хорошо известно понятие «безопасность дорожного движения» и на низком старте находятся беспилотные автомобили, подобное шествие, озвученное как «против ДТП», выглядит несколько странновато, ничего предосудительного в том, чтобы таким образом почтить память погибших и привлечь внимание к проблеме, в принципе, нет. Тем более что дорога Темрюк-Краснодар-Кропоткин и не только на участке возле станицы Елизаветинской «славится» своими дорожно-транспортными происшествиями со смертельными исходами.

Тут вопрос в другом: а к крестному ходу еще что-нибудь прилагается?..

Темрюк-Краснодар-Кропоткин

Чтобы удостовериться в опасности дороги Темрюк-Краснодар-Кропоткин, достаточно просто осведомиться на ее счет у гугла. Поисковик тут же выведет один за одним сообщения о случившихся на ней серьезных дорожно-транспортных происшествиях.

7-го ноября: Экскурсионный автобус с детьми столкнулся с внедорожником. Водитель внедорожника скончался от полученных травм на месте.

4-го октября: «Газель» столкнулась с Suzuki. Пассажирка иномарки погибла на месте.

31-го августа: Столкнулись KIA и грузовик Volvo. Погибли муж с женой и трое несовершеннолетних детей.

30-го июля: «ВАЗ-2107» врезался в Mercedes. Водитель и четыре пассажира погибли на месте.

27-го июля: Произошло столкновение рейсового автобуса с легковым автомобилем. Оба водителя и два пассажира легкового автомобиля погибли на месте.

ДТП на трассе Темрюк-Краснодар-Кропоткин

9-го июля: Skoda столкнулась с Газелью. Погибли оба водителя и пассажирка иномарки.

5-го июля: Столкнулись автомобили «Лада Приора» и Honda. Пассажир «Лады» погиб на месте.

27-го июня: Opel столкнулся с грузовиком. Пассажир легкового автомобиля скончался на месте.

…И это лишь наиболее резонансные дорожно-транспортные происшествия и лишь за несколько месяцев этого года. История трассы Темрюк-Краснодар-Кропоткин сплошь состоит из сводок ГИБДД: дорогу регулярно включают в топ опасных мест Кубани и даже экстрасенсы и прочие маги интересуются ею, пытаясь объяснить высокую аварийность энергетической ямой и черной аурой.

Впрочем, если обойтись без обращения к сверхъестественному, то первым делом, по обыкновению, появляются сомнения насчет состояния дороги: небось, яма на еще большей яме, асфальт, видавший еще семидесятые, отсутствие вразумительной разметки и т.д. и т.п. Однако автолюбители, проезжавшие по этой трассе, говорят об обратном: дорога Темрюк-Краснодар-Кропоткин, в отличие от многих других дорог России, выделяется довольно приличным асфальтобетонным покрытием. Кроме того, она проложена по равнинной местности, не имеет крутых поворотов, резких спусков и подъемов и, в целом, хорошо просматривается.

Правда, несмотря на хорошую «просматриваемость» и «непетляемость» дороги, чуть ли не каждое дорожно-транспортное происшествие со смертельным исходом на ней — это лобовое столкновение. Иными словами, неудачный обгон.

И если ничего из конструкций дороги и ландшафта не ограничивает видимость, то остается только одно объяснение высокой аварийности: трасса попросту не справляется с потоком передвигающихся по ней автомобилей.

Трасса Темрюк-Краснодар-Кропоткин

Этот вердикт подтверждают и комментарии автолюбителей: «Опасная трасса. Не ездите по ней. Кусок от Горского до Кропоткина вообще кусок смерти. Две полосы всего лишь. И очень долго. Станет КаМАЗ со скоростью 70 км/ч — и собирает за собой вереницу. Там уже давно просится тройка. Но нет. Будем трупы размножать».

И этот же «диагноз», низкая пропускная способность, можно, кстати, обнаружить в гуляющем по интернету дипломном проекте, посвященном мерам по снижению аварийности на одном из участков пресловутой дороги и датированном еще 2010-м (!) годом.

Дорога Темрюк-Краснодар-Кропоткин (протяженностью около 300 километров) — это дорога регионального значения (Р251), проходящая между трассами федерального значения А290 (Новороссийск-Керчь) и М29 (Р217) «Кавказ». Она имеет две полосы (по одной в каждом направлении), местами расширяется до трех полос, а на развязках — до шести. Дорога проходит через весь Краснодарский край, соединяя столицу края с побережьем Азовского моря с одной стороны и Ставропольским краем — с другой, и является одним из выходов к Керченскому проливу.

И если в осенне-зимний период трасса Р251, может, и не отличается особой интенсивностью движения, то летом на ней (как, впрочем, и на других дорогах Краснодара) собирается вереница из желающих съездить к морю на собственном автомобиле. По этой же дороге, кстати, постоянно снуют и грузовые автомобили, осуществляющие перевозки из морских портов (в частности, из Морского торгового порта Темрюк с грузооборотом в 2,9 млн. тонн). После присоединения Крыма значение дороги еще больше возросло, а уж с введением в строй долгожданного моста в Крым, если ничего не изменится, ее и вовсе, кажется, ожидает коллапс.

Очевидно, то, что действительно нужно изменить в облике дороги для обеспечения безопасного движения по ней, так это ее «полосность». Расширить трассу хотя бы до постоянных четырех полос — значит, увеличить ее пропускную способность и, главное, лишить участников дорожного движения необходимости выезжать для обгона на «встречку» и тем самым существенно снизить количество ДТП. Р251, судя по сводкам ДТП, явно требует этого сейчас, требовала она этого (если верить дипломному проекту) и восемь лет назад.

Однако у региональных властей нет на такие масштабные проекты ни денег, ни, по всей видимости, времени вкупе с желанием. Единственное предпринимаемое увеличение полос на ней — это точечные реконструкции развязок, да и то, справедливости ради, реконструкции проводятся не столько с целью снизить аварийность, сколько для того, чтобы убрать заторы машин при въезде в крупные населенные пункты (главным образом, естественно, в Краснодар).

Новая развязка на въезде в Краснодар

Так, в октябре прошлого года была, наконец-то, сдана в эксплуатацию развязка на въезде в Краснодар со стороны Елизаветинской станицы: шесть полос, эстакада, 5,5 километров дорожного полотна, второстепенные дороги длиной в 10 километров, четыре подземных перехода. Строительные работы только на этом небольшом участке трассы велись три (!) года и обошлись краевому бюджету в 3,5 миллиарда рублей. Во сколько может обойтись реконструкция трехсот километров дороги (и сколько лет она продлится!), можно только предполагать.

При этом краевой дорожный фонд в этом году составил 15 миллиардов рублей, из них только на «латание» и содержание дорог пошло более 9 миллиардов рублей. Разумеется, направить все имеющиеся средства на реконструкцию одной трассы точно не представляется возможным. Хотя бы потому, что дороги Краснодарского края, в принципе, требуют повышения пропускной способности. Равно как и вообще требуется увеличение количества дорог в регионе.

Что касается пресловутого «Платона», то за два года существования системы Краснодарский край получил от нее средства (135 миллионов рублей) только на реконструкцию одного объекта — моста через реку Белая. Плюс, 407 миллионов рублей компенсации вычета по транспортному налогу.

Спасти трассу Темрюк-Краснодар-Кропоткин от обилия смертельных ДТП мог бы ее перевод в федеральное подчинение: с тем, чтобы именно из федерального бюджета и шли средства на ее реконструкцию. Губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев тоже, кстати, подчеркивал необходимость такого шага. Утверждалось даже, что соответствующее разрешение уже получено из «уст» Минтранса и Президента страны. Правда, планировали постепенную смену собственника: дорогу должны были разделить на два участка (от Темрюка до станицы Елизаветинской, от станицы Елизаветинской до Кропоткина) и первый участок (от Темрюка до станицы Елизаветинской) «снабдить» федеральным статусом в начале этого года.

Впрочем, планы так и остались планами — и вся трасса Темрюк-Краснодар-Кропоткин до сих пор целиком принадлежит региону и живет исключительно за его счет.

Дороги Краснодара

Низкая пропускная способность — это «диагноз», который можно поставить не только трассе Р251, но и всем дорогам Краснодарского края в целом. К нему, кстати, вполне можно добавить и другой: нехватка дорог в регионе. Ведь высоким уровнем аварийности отличается не только трасса Темрюк-Краснодар-Кропоткин…

Пробки на дорогах Краснодара

Краснодарский край уже который год держится в лидерах по количеству ДТП, пропуская вперед только Москву с Московской областью и Санкт-Петербург.

Так, за десять месяцев этого года в Краснодарском крае зафиксировано 5 232 дорожно-транспортных происшествия (в Москве — 7 185, в Московской области — 5 328, в Санкт-Петербурге — 5 200), в результате которых погибло 843 человека (больше, 859, только в Московской области!).

Для сравнения: в соседней Ростовской области (площадь на 25 000 км2 больше, население — на миллион человек меньше), которая, кстати, тоже имеет выход к морскому побережью и тоже пропускает через себя поток страждущих попасть на отечественные курорты, за этот год зарегистрировано 3 742 ДТП.

Да, стоит признать, количество людей, живущих в регионе (как, впрочем, и разница в привлекательности курортов и в том, какому морскому побережью эти курорты принадлежат), имеет значение. Но тогда тем более понимание того, какую нагрузку должен испытывать Краснодарский край благодаря своему статусу, требовало заблаговременного (и непрекращающегося) решения проблемы — обеспечения региона качественными дорогами с тем, чтобы не допустить снижения их общей пропускной способности.

Однако решить эту проблему (а именно — найти деньги на строительство и реконструкцию дорог или хотя бы тех, кто в это строительство захочет вложиться) никак не могут. Ни на региональном, ни на федеральном уровне…

Еще в 2004-м году началась подготовка инвестиционного проекта по строительству скоростной дороги Краснодар-Абинск-Кабардинка. Дорога должна была взять на себя часть транспортного потока с трасс А146 Краснодар-Новороссийск (Краснодар-Верхнебаканский) и М4 «Дон». В 2006-м проект представили на конкурс в Инвестфонд, к 2009-му должны были заключить концессионное соглашение. Но в 2009-м сроки начала строительства перенесли на пять (!) лет. Якобы в связи с кризисом федеральный бюджет не смог позволить себе вложиться в новую дорогу (на 2006-2007 годы общая сметная стоимость трассы составляла 117,5 миллиардов рублей), а инвесторов, готовых более 20 лет ждать окупаемости (дорога должна стать платной), по всей видимости, до сих пор не нашли.

Строительство дорог на Кубани

Сейчас один из участков планируемой дороги (Западный обход Краснодара) передан на баланс федерального бюджета. Его строительством займется государственная компания «Российские автомобильные дороги»: она ищет частного партнера для софинансирования проекта. Проектная документация должна быть утверждена к июлю 2018-го года. Когда начнется само строительство дороги, на данный момент сказать сложно. Судьба двух других участков годами планируемой дороги (Краснодар-Абинск и Абинск-Кабардинка) тоже пока не известна.

Кстати, не менее долго висит в проекте и строительство еще одной дороги — Черниговское-Дагомыс. Эта дорога должна стать альтернативой трассе Джубга-Сочи и разгрузить въезд в самый популярный курортный город Краснодарского края. К ее строительству (протяженность — 115 километров) пытались привлечь и немецких, и китайских инвесторов. Но, кажется, пока никто (и государство в том числе) не готов вкладывать миллиарды рублей в работы по гористой и извилистой местности.

Вполне возможно, что перспектива открытия «Крымского» моста ускорит процесс строительства дорог в Краснодарском крае. Ведь повлияла же эта перспектива на решение взять на федеральный баланс (после более чем десяти лет неопределенности) Западный обход Краснодара.

Правда… Это на политический проект быстро находятся и федеральные деньги, и инвесторы. Расширение же сети автомобильных дорог — проект «всего лишь» безопасности

Для справки: с началом курортного сезона нагрузка на дороги Краснодарского края увеличивается в три раза. Одна только трасса М4 «Дон», рассчитанная на 10 000-12 000 автомобилей в сутки, за 24 часа пропускает через себя не менее 60 000 транспортных средств.

Но пока проблема решается…

…точечными, годами длящимися реконструкциями, вывешиванием информационных табло, предупреждающих об аварийной опасности, установкой знаков ограничения скорости и проведением сотрудниками ГИБДД различных акций и кампаний.

Акции за безопасность дорожного движения

При этом Министерство транспорта рекомендует «успокаивать» трафик на российских дорогах и снижать количество дорожно-транспортных происшествий путем сужения проезжей части до одной полосы (правда, трассе Темрюк-Краснодар-Кропоткин это почему-то не помогает) и организацией зигзагообразного и волнового движения (дабы водитель ценой своей жизни понял, что по такой дороге ехать на высокой скорости не очень-то комфортно).

А Федеральное дорожное агентство выпускает доклад, в котором уверяет, что улучшать качество российских дорог, в принципе, нецелесообразно, так как хорошие дороги — залог повышенной аварийной опасности. О том, какое количество аварий (а по приблизительным данным, около 40 процентов) сейчас в нашей стране происходит из-за плохого качества дорог, в докладе, правда, не упоминается.

Год назад (а за этот год мало что изменилось) Михаил Блинкин, директор Института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики, в интервью изданию «Аргументы и Факты» заметил: «За последние 25 лет автопарк России увеличился в 6 раз, а дорожная сеть — на считаные проценты. Сеть росла только в Сочи, Санкт-Петербурге и Москве, а в остальной России она сохранилась по состоянию на 1912 (!) год».

Его слова подтверждает и использующийся для оценки плотности дорожной сети коэффициент Энгеля. Для России его значение составляет 2,67 (для европейской части — 4,22), в то время как в Индии он равняется 7,3, в Польше — 12, а в Беларуси — 6,8. Кстати, для того чтобы при нынешних темпах внимания к строительству новых дорог мы смогли догнать хотя бы нашу западную соседку, нам понадобится как минимум лет 50.

…Видимо, действительно, единственное, что остается в такой ситуации, — это уповать на крестный ход «против ДТП»…